Борис Стомахин: «Россия — это затерянный мир»


Эхо России. 24c59110Эти вопросы были переданы Борису Стомахину, когда стало известно, что публициста ждет ужесточения наказания. Пермский краевой суд постановил перевести его из лагеря строгого режима ИК-10 в Пермском крае в “крытку”, крытую тюрьму. Формально причиной ужесточения стало “злостное нарушение режима лагеря”. Или многолетнее нарушение режима Путина — так сформулировать было бы точнее…
Нам удалось передать Борису список вопросов, на которые он успел ответить до своего отбытия в неизвестном направлении. Ведь, как водится, осужденный узнает о месте нового заточения только по прибытии в него. К сожалению, ответы приходят с опозданием, за это время умерла мать политзека, появились новые вопросы, но и ответы на прежние не потеряли своей актуальности. Хотя эти ответы Стомахин пытается донести до сограждан уже не первый год.
— Борис, как изменилась ваша жизнь после приговора к крытой тюрьме — в отношении к вам местного начальства, перевели ли вас в какое-то другое помещение?
— Пока по сути не изменилось ничего. Я просто сижу и жду, когда придут и начнут конвоировать куда-то. Я нахожусь в “одиночке”, в “каменном мешке”. Это место моего двухлетнего пребывания. 7 сентября исполнилось 700 дней. Видеокамера смотрит на меня день и ночь. В 2014 году посадили как-то раз меня в общую — дня на четыре всего, потом снова перевели сюда. Как по мне — одному гораздо лучше.
Хотя условия в целом — жуткие. Именно летом в камере страшный холод — из-за отключенного отопления. Когда на улице +30, тогда еще ничего. Но когда +15 — ужасно мерзнешь. Зимой, с отоплением, было бы тепло, но оконная рама у меня тут сломана, плохо прилегает. По камере гуляет ветер. Проблему можно легко исправить с помощью строительной пены, заделать щель хотя бы. Но всем плевать.
— Состояние вашего здоровья в целом — что вы можете об этом сказать?
— Живой пока. Глаза видят, уши слышат. Летом, когда простужался, к “медикам” не обращался из брезгливости. Они шарлатаны. По распоряжению “руководства” все лекарства хранятся где-то у них “в сейфе”. Все мои лекарства остались в СУСе в 2015 году. Лекарства должны были переехать вместе со мной. Этот “врач” ведет прием и в СУСе, и в ШИЗО. Мог бы захватить таблетки и передать мне. В Буреполоме, при первом сроке, все лекарства со мной в бараке были. Сейчас — нет ничего.
— Как вы относитесь к “левым”? К Удальцову? Считаете ли вы, что у них есть шанс на поддержку в обществе?LASI

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s